raasta (raasta) wrote,
raasta
raasta

Categories:

О падении нравов

Живя в провинции создается впечатление, что в столице то с искусством всё намного лучше, ан нет. Я искренне верил что обнаженное тело в театре это удел местечковых театров в который зрителя больше и заманить то нечем, и снова мимо. О чем это я? О очень интересной статье, впрочем пересказывать не буду - читайте сами.
Оригинал взят у teterevv в О падении нравов


В этом выражении - падение нравов - есть ложь. В нем совсем не говорится о том, упали ли эти нравы сами или их кто-то уронил. Что такое нравы? Это обычаи, имеющие нравственное значение для какой-то социальной группы или общества в целом. Может ли сама группа уронить эти нравы? Ведь они выступают  нравственным стержнем, позволяющим этой группе быть. Тут или группа сначала перестает быть, и как следствие - это самое падение. Или их роняют, чтобы развалить и уничтожить саму группу.


Несколько лет назад я пошутил о том, что скоро эротоманы, выбирая куда пойти вечером на стриптиз, будут изучать программки столичных театров. Тогда же я описал свой опыт попытки организовать в Москве культурную жизнь

В минувшие выходные были в Большом на «Риголетто». Билеты купила жена в качестве сюрприза. Мы давно не были на опере и очень давно в Большом. Видимо, нас это и подвело.

Сам я вряд ли бы решился пойти на это произведение. Во-первых, мне не нравится сюжет этой трагедии. В ней за зло наказывается добродетель. Не мой сюжет, хотя музыка Верди сама по себе уже повод пойти.

Во-вторых, мне не нравится сюжет именно тем, что он дает богатую пищу для современных тенденций опошления и опрощения. Если уж они так разделались в «Волшебной флейтой» и «Золотым петушком», то в истории о сладострастном герцоге и его слуге, который вынуждено приносит в жертву похоти господина свою дочь…Сами понимаете, что из этого современные серебряковы могут наваять.

В антракте пили кофе рядом с парой примерно нашего возраста. Жена спрашивала мужа с негодованием - куда ты меня привел? Это же бордель. И действительно, в первом же действии мы получили по полной. Когда я увидел на сцене полуобнаженных девиц, признаюсь, даже расслабился. Я подумал - ну вот, режиссер видимо решил отработать обязательную программу по опошлению сразу, чтобы потом спокойно уже погрузить нас с пространство трагедии. И мы все же в Большом, поэтому девицы полуголые.

Я ошибся. Очень скоро они разделись полностью и устроили на сцене Государственного Академического Большого Театра просто бордель. Некоторые зрители в восторге захлопали в ладоши, но большая часть ахнула от …не знаю чего удивления или возмущения. Я же грустно опустил голову и пережидал, когда это закончится.

Я вспомнил, как впервые столкнулся с этим на стенах московских солидных театров. Это была «Травиата» в Станиславского. Мы сидели рядом с женщиной, которая заядлая театралка и старожил зала именно этого музыкального театра. Я ее запомнил по прошлому нашему посещению, когда мы привели детей на балет. Она тогда с подругой сидели перед нами и что-то там вспоминали из прошлых постановок. Когда на сцене начался стриптиз, она сперва с недоумением посмотрела по сторонам, как бы проверяя, не чудится ли ей это? В родном ли для нее это театре? А потом опустила голову и закрыла лицо программкой. Потом бы «Кармен» в Большом, теперь «Риголетто»…

Правда, есть и одно приобретение в том, что я перестал смотреть на сцену. Мы до этого всегда старались попасть в партер, чтобы лучше слышать голоса. Цены на партер в Большом сами знаете какие. А тут жена, делая сюрприз, не решилась пойти на такие расходы и купила самые высокие места, первый уровень чего-то там под потолком. И оказалась, что там слышимость самая лучшая из того, где мне приходилось слушать оперу на этой сцене.

Кстати о ценах на билеты. На этом представлении партер стоил десять тысяч. Для сравнения - партер Мариинки около трех, а Венской оперы - двести евро. Так что за стоимость партера в Большом можно спокойно прокатиться на «Сапсане» в Ленинград, переночевать в гостинице и сходить на что-то более достойное, чем стриптиз - шоу.

В следующей сцене началась настоящая трагедия. Голоса изумительные. Правда, когда дочь шута, Джигильда зачем-то начала раздеваться, я напрягся. Как опять? Но обошлось. Дальше ночной сорочки дело не дошло, хотя и это выглядело нелепо. Еще более нелепым было то, что она в этой сорочке потом отыграла все остальные сцены. Но все же сорочка, это не неглиже.

Мы стали оправляться от удара ниже пояса в первом действии. Сюжет развивался. Верди вел нас своей музыкой по его ходу. Лиризм уступал место драматизму. И тут снова удар. Герцог вдруг ни с того ни сего раздевается до трусов, ему накидывают халат. Тогда он… демонстративно снимает и трусы, размахивая ими как неким флагом. Вот тут я уже понял, что это так и задумано - не дать зрителю сильно отрываться от «низа». После этого я, признаюсь, уже просто досматривал и дослушивал. Голоса хорошие, музыка Верди, слышимость прекрасная.

Выйдя из театра, я сказал жене, что в следующий раз пойду только на «Сказки Гофмана», хотя и туда уверен что-нибудь из низа да вставят. На следующий день жена заявила, что в Мариинке аккурат на мой день рождения будет «Садко». А что, может поехать? Хочется ведь настоящего искусства, а не скотства.


Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники



Tags: Ростов-на-Дону, воспитание, искусство, культура, образование, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments