raasta (raasta) wrote,
raasta
raasta

Categories:

Колчак и французская булка

Оригинал взят у pyonerka в Колчак и французская булка


«Поговорим... о колчаковских булках». На такую фразу я наткнулась в стихотворении «Меньшевистский рай», читая томик Демьяна Бедного.Раньше я «хруст французской булки» связывала исключительно с широко растиражированной песней «Как упоительны в России вечера». Прочитаем стихотворение о Колчаке и французском батоне, написанное в годы Гражданской войны, когда «адмирал» был ещё жив. Считаю, что именно такие «живые» свидетельства ценны. Ценить нужно их, а не «облизанные» и кастрированные мемуары-воспоминания проигравших офицеров.

Французская булка
С колчаковского аэроплана в красноармейские окопы была сброшена
обернутая в прокламации французская булка.

Отец служил у «дорогих господ»   
(Свои харчи и восемь красных в год),   
А я, малец, был удостоен чести:   
С сопливым барчуком играл нередко вместе;
Барчук в колясочке мне кнутиком грозил,
А я… возил.      
Не помню: то ль «игра» мне эта надоела,
То ль просто мною дурь мужичья овладела,
Но… «конь» забастовал и, бросивши игру,
К отцу забился в конуру.      
Барчук, упорствуя, стучал ко мне в окошко:
«Ну, повози меня, Демьян, еще немножко!»
И соблазнял меня,      
Забастовавшего коня,      
Ревевшего в каморке гулкой…      
Французской булкой!      
* * *
Когда я услыхал о «булке Колчака»,
Я вспомнил барчука.      
Ну что ж? Польстясь на ласку,
Впряжемся, что ль, опять в господскую коляску?!
«Дай, барин, булку. А потом…   
Хоть застегай нас всех кнутом!»


В последнее время в воронку обеления военного преступника Колчака, наряду с историками, затягиваются и филологи. Например, на днях на пресс-конференции, посвященной открытию доски Колчаку в Петербурге, в ряду «защитников» выступила  филолог Светлана Шешунова, начав свой монолог с патетической фразы «Это мой долг как филолога». То есть нео-белогвардейцы пытаются доказать, что заслуги и моральный облик «адмирала» превозносят не только историки, но и «совесть русской нации» - писатели и поэты.

В своей умело поданной речи Шешунова попыталась подать фигуру Колчака как вызывающую восторг у «всемирно известных русских писателей». Да, голос русских писателей есть голос русской культуры. Кто ж спорит? Только лукавит госпожа филолог. Мнение четырех озвученных ею писателей (Солженицын, Куприн, Бунин и Шмелев) не совпадают с мнением всех писателей земли русской. Эти четыре мнения совпадают с оценкой пробелогвардейски настроенной части общества.  Хочу напомнить, что всего несколько лет назад в статье «Образ адмирала Колчака в художественной литературе» сама Шешунова напоминала, что «ни Куприн, ни Бунин, ни Шмелев не обращались к человеку [речь о Колчаке – прим. pyonerka], которого столь высоко ценили, непосредственно в своем художестве». То есть они давали свою оценку Колчаку как обычные люди, которые могут быть обмануты, заворожены, одурманены и т.п.

Писатель как автор литературных строк и писатель как человек, гражданин – это разные люди. Пером писателя водит Муза или само Провидение. А рука гражданина выводит фразы в строгом соответствии с его гражданской позицией. Каким словам внимает русский народ? Когда он художника воспринимает в лице проповедника? Очевидно же, что не в лице обычного человека. Народ мудр. Он интуитивно понимает, что творец, достойный внимания, это человек-писатель, а не человек-обыватель. Нам же устами Светланы Шешуновой заявлено, что это не так, что внимать надо абсолютно всем словам Куприна и Ко. Ой ли?

Мы с упоением читаем купринскую «Олесю», но удивленно поднимаем брови на его пропагандистские вирши вокруг идеологии. «Не кормит паршивая беллетристика…» - восклицал в эмиграции сам Куприн … и строчил на заказ пропитанные соответствующей идеологией статьи и некрологи. Разве можно серьезно относиться к содержанию его политических и иных заказных памфлетов при таком отношении самого писателя? Право слово, нас принимают за убогих?

Сделав такое пространное вступление, надо пару слов сказать про саму исследовательницу.

С.Шешунова на реконструкции Московской директивы в 2014 г.
   
Светлана Всеволодовна Шешунова родилась в 1964 г. в Дубне Московской области. Закончила филологический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова. Доктор филологических наук, работает в должности профессора на кафедре лингвистики университета «Дубна». Ее докторская диссертация посвящена национальному образу мира в русской литературе. Прихожанка храма Всех святых, в земле Российской просиявших (г. Дубна). Печатается в НТС-овском журнале «Посев», на сайте фонда «Возвращение» и Руской народной линии. Разделяет белогвардейские взгляды и пропагандирует творчество Солженицына (монография и 20 лекций на радио).

Кроме Колчака, предметом исследований у Светланы Шешуновой также стал Шкуро. Исследовательница сетует, что тема власовской  армии до сих обсуждается в негативном ключе. Судите сами, вот ее цитата из интервью: «Речь здесь идет о власовской армии, о сотнях тысяч советских солдат и офицеров, которые решились временно сотрудничать с немцами – ради достаточно безнадежной попытки избавить Россию от большевизма. И вот эта тема – сложная, трагическая – у нас всерьез практически не обсуждается».


Малый штришок к портрету «барышни-филолога». В одном из своих комментариев она лихо заявила: «Конечно, и Малую Морскую [улица в Петербурге - прим. pyonerka] необходимо вернуть вместо улицы Гоголя, это само собой». Филолог ратует за переименование улицы Гоголя в Петербурге! Даже интересы ученого отданы на растерзание в угоду белогвардейским взглядам. Вот такие любители литературы занимаются нынче обелением Колчака.

Tags: Ростов-на-Дону, история, культура, литература, образование, память.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment