raasta (raasta) wrote,
raasta
raasta

О ценности воспоминаний очевидцев, или врёт как свидетель



Оригинал взят у fabiy_maksim в О ценности воспоминаний очевидцев, или врёт как свидетель
В обществе гуляет масса рассказов о страшных репрессиях 37-38 годов. Некоторые из них имеют отношение к истине, но далеко не все. Как выясняется и среди моих родственников есть правдорубы. Вот что я нашел занимаясь историей жизни своего прапрадеда Кривова Тимофея Степановича. Отличился "отчаянной правдивостью" скорее всего сам младший сын Кривова - Никита.

Вот что пишется на сайте посвещенном младшему сыну Никите Тимофеевичу Кривову.
"эта благополучная жизнь внезапно оборвалась, как и для многих семей высокопоставленных партийцев того времени - времени партийных чисток. Расправляясь со своим окружением, Сталин не всегда направлял удар непосредственно на своих соратников - для особо приближенных лиц был придуман более иезуитский способ расправы - сажали жен. Так, по обвинению в терроре (58 статья) Софья Васильевна прошла все лагеря, Казахстан, Сибирь и вернулась в Москву только в 1955 г. (Часть ее печальной биографии вошла в известную книгу Солженицына "Архипелаг Гулаг".)
Отец Никиты, потерявший все как член семьи врага народа, лишился работы и не имел даже карточек на питание. Лишь помощь друзей спасла его и сына. Во время войны они уехали в эвакуацию в Уфу. К концу войны мальчик весил только 38 кг (при росте 1.85м)"

Жуткая история, не правда ли? Но если покопаться в ней выясняется, что все было не совсем так...
1). Вторую жену Кривова, мать его младшего сына Никиты, Шахновскую Софью Васильевну действительно арестовали, но не в период "партийных чисток", а 22 апреля 1940 года. В это время волна посадок схлынула и уже начинались дела по реабилитации осужденных.
2). Отец Никиты НЕ ПОТЕРЯЛ РАБОТУ, он работал по январь 1942 года включительно Председателем ЦК профсоюза работников коммунальных предприятий и покинул этот пост будучи в эвакуации в Уфе. Выйдя на пенсию Тимофей Степанович получил статус "персональный пенсионер Союзного значения". Таким пенсионерам карточек на питание ну точно не полагалось )))
3). В эвакуации Тимофей Степанович и Никита были не одни, с ними была старшая внучка Тимофея Степановича - Алла и ее мать, Елена, старшая дочь Кривова. Елена была в эвакуации недолго и скоро вернулась к работе, в Москву. Работала она в Генеральном штабе... Допустить что старшая дочь дала отцу, младшему брату и своей дочери умирать от голода просто невозможно.
4). Семья в 1943 году возвращается из эвакуации в Москву, а в 1944 Тимофей Степанович устраивается на работу в Центральный Музей В.И.Ленина, в должности заместителя заведующего отделом фондов с окладом 1200 рублей. Устроиться на работу в самое средоточие коммунистической пропаганды, имея хоть малейшие претензии со стороны властей, было нереально.
5). Ну и "вишенка на торте" это семейная фотография 1944 года, на которой хорошо видна "чудовищная худоба" бедняжки Никиты. Он стоит за спиной отца, положив руку ему на плечо... Не сказать что мальчик толстый, в войну с  продуктами было плохо. Но по лицам видно что о голоде речь и близко не шла.


Tags: Ростов-на-Дону, история, культура, образование, общество., память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments