raasta (raasta) wrote,
raasta
raasta

Дэвид Линч на тропе войны с гуманизмом

Оригинал взят у anet727 в Дэвид Линч на тропе войны с гуманизмом


Посмотрел фильм Дэвида Линча «Малхолланд Драйв» в московском киноклубе «Красная весна». Позже мне попались несколько интерпретаций этого фильма в интернете. Больше всего мне не понравилась психоаналитическая интерпретация. Это ведь психоанализ утверждает, что человеку, чтобы излечиться, нужно снова пережить то, что привело в детстве к психической травме. В фильме Линча человек встречается с тем, что изменило его жизненный путь в детстве, и падает замертво. Психоанализ убивает, говорит нам Линч.


И действительно, в психоанализе человек слой за слоем пробирается через свою жизнь назад, к источнику своих бед. А когда он приходит к нему и встречается с ним, то с этого момента нужно строить свою жизнь заново. Потому что когда-то в детстве жизнь человека начала строиться вокруг его травмы. Возникли все механизмы, которые компенсируют трагедию, которые формируют характер человека. Всё строится с учётом этого опыта, включая и физиологию: выработку гормонов, работу желез.

Когда человек, подвергшийся психоанализу, приходит к источнику, он больше не может обходиться без помощи психиатра. Потому что с этого момента серьёзные основания для существования его старой личности исчезают. Человек может ещё какое-то время цепляться за них, но разум вынужден ежедневно работать над решением сложнейшей задачи по увязыванию новых данных. На это уходит энергия и десятки лет жизни, в течение которых пострадавший от психоанализа человек переживает во сне и наяву новые кошмары. Остаётся одно действенное средство – лекарства. Что современная фармакология и рада предоставить. Но это ещё быстрее разрушает психику.

Вот как описывает встречу с врачом сам Дэвид Линч в книге «Поймать большую рыбу»: «Однажды я пошёл к психотерапевту. В моей жизни происходили события, которые с некоторых пор стали повторяться регулярно, и я решил: «Всё, мне нужна психотерапия». Войдя в кабинет, я спросил у доктора: «Как вы считаете, может ли этот процесс повредить моему творчеству?» и он мне ответил: «Что ж, Дэвид, буду с тобой честен — может». Я пожал ему руку и вышел.»

На самом деле врач должен был бы объяснить пациенту, что нужно бороться с причиной, вызванной детской травмой, не с помощью расковыривания уже сложившихся и окрепших пластов психики, а компенсируя негодные черты характера и привычки другими, более подходящими с точки зрения человеческой культуры и морально-этических норм. Для начала нужно научить пациента компенсировать нехорошие душевные качества хорошими, а потом и вовсе показать ему путь к творчеству. Только через творчество человек может избавиться или значительно приглушить свои пороки. Это – здоровый путь, следуя которому человек учится перенаправлять потоки психической энергии из повреждённых областей психики в здоровые, но ещё неразвитые. Сам Дэвид Линч тому пример.

Дэвид Линч писал в своей книге: «Самое интересное, что на самом деле мы понимаем гораздо больше, чем нам кажется. И, облекая в слова своё мнение, мы его постепенно проясняем. И так, шаг за шагом, картина становится всё понятнее. Именно этот процесс постижения и представляет главную ценность.»

Поэтому я тоже приложу руку к интерпретации и выскажу своё мнение.

В фильме, на мой взгляд, показаны две основные темы: тема сновидения девушки-проститутки и тема сновидения самого режиссёра. Режиссёр здесь главный. Его сон расщеплён на эти две составляющие. А чуть ли не единственная сцена реальности в этом фильме – это беседа проститутки с сутенёрами возле сосисочной. В Лос-Анджелесе действительно есть сосисочная «PINKS», девизом которой являются слова «Лучшие хот-доги Америки. Легенда Голливуда с 1939 года».

На руке у девушки видны синяки. Сутенёры ищут какую-то брюнетку, тоже избитую. Таково дно общества. Насилие и жестокость являются стержнем, на который нанизано на этом дне всё.

Режиссёр – это то, как о себе фантазирует сам Линч. С помощью этого персонажа Линч рассказывает зрителю о том, что режиссёрам тоже бывает трудно в жизни. Трудно отказать заказчику, трудно отказать актёру. Режиссёр – это тоже человек! Ах, ах, как это печально. Моё сердце полно сочувствия (я смеюсь).

Линч так описывает работу над созданием «Малхолланд Драйв»: «Практически в тот же день, что мне дали добро на запуск полнометражного фильма, я погрузился в медитацию и примерно через десять минут вдруг почувствовал — вот оно! В моём сознании возник ряд образов, похожий на нитку жемчуга. И они задали начало, середину и конец. Я почувствовал себя абсолютно счастливым. Но, пожалуй, это был единственный раз, когда вдохновение пришло ко мне во время медитации.»

Фильм сразу начинается с тяжелого сна Бетти, в котором мы видим то, что видим. Может быть, за красивым сном скрываются ужасные страдания. В психиатрии описаны случаи, когда ребёнок, будучи изнасилован и избит до полусмерти, всё-таки смог выжить потому, что его душа в эти моменты словно выходила из его тела и парила над ним, не чувствуя смертельную боль. Так некоторым людям удаётся пережить пытки. Этому учат разведчиков.

Дети – не разведчики. Когда с ребёнком раз за разом происходит такое, то постепенно это состояние ускользания души из тела происходит всё легче. Ребёнок учится переключаться в него всё быстрее и быстрее, а фантазии становятся всё ярче и разнообразнее. С взрослением формируется диссоциативное расстройство личности, почти не поддающееся лечению.

В красочных фантазиях Бетти проходит большая часть фильма. Посреди её сновидения, где она - хозяин положения, её будят, чтобы снова использовать в сексуальных утехах. В реальности всё в её жизни почти мертво. Это и есть клуб «Силенсио». Это не жизнь, но ещё и не смерть. Там нет оркестра, но есть дирижёр. Девушку в реальности насилуют, хотя сон скрывает это, тело её содрогается, а кто-то наблюдает за этой сценой со специального места. Этот кто-то с синими волосами – хозяин положения. Синий куб появляется как спасение, как повод для бегства из этого ужасного сна в другой, где она не жертва. Мне кажется, что о таком прочтении фильма говорить правомочно, ведь Линчу даже поступало предложение от одного из порносайтов о сотрудничестве. Они же и напомнили, что название культового фильма Линча – Twin Peaks – на уличном сленге означает женскую грудь.

С возвращения старой актрисы в свой дом начинается заключительная часть фильма. В сон Бетти настойчиво стучится реальность, а она не хочет, или уже не может, проснуться. Реальность всё настойчивей. Несколько раз подряд, со вспышкой её сознания, мы видим какой-то подвал, в котором Бетти висит вниз головой.

Режиссёр в своём сновидении насильно удерживает Бетти от пробуждения. Он заставляет её снова переживать предательство, и тогда Бетти решает отомстить. Ужас Бетти заключается в том, что её используют все. И выхода у неё только два: бегство из реальности или смерть.

Интересно, что Дэвид Линч посвятил этот фильм актрисе Дженнифер Сайм. Об этом говорится в заключительных титрах. Актриса участвовала в двух его фильмах. Она погибла в автокатастрофе, сев пьяная за руль. Её джип протаранил три припаркованных автомобиля и перевернулся. Полиция нашла в её машине таблетки для лечения эпилепсии и две скрученных в трубочку однодолларовые купюры, на которых были остатки белого порошка. На момент смерти Сайм была беременна. А за восемь месяцев до автокатастрофы Сайм родила мёртвого ребёнка.

В фильме «Малхолланд Драйв» Дэвид Линч облёк мерзости западной жизни в красивую оболочку. Вместо того, чтобы искать через искусство выход из сложившейся ситуации, вместо того, чтобы бороться со злом, он предлагает использовать фантазии, в которых нет морально-нравственных ограничений. И это, на мой взгляд, является причиной произрастания культов на почве его фильмов. Ведь это помогает элитам Запада незаметно строить систему расчеловечивания.


Tags: Ростов-на-Дону, искусство, кинематограф., культура, образование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments