raasta (raasta) wrote,
raasta
raasta

Предвыборные скандалы на Урале. Нужен ли муниципальный фильтр?

Оригинал взят у bav_eot в Предвыборные скандалы на Урале. Нужен ли муниципальный фильтр?
Евгений Ройзман.jpg
   
В ходе кампании по избранию губернатора Свердловской области был актуализирован вопрос о так называемом муниципальном фильтре, который должны преодолеть претенденты для регистрации в качестве кандидата на высокий пост. На данный момент в регионе для прохождения фильтра необходимо собрать от 126 до 132 подписей депутатов в не менее 56 городских округах и муниципалитетах.

В Свердловской области для любого известного на региональном уровне политика это вполне посильная задача, тем более, что выдвижение возможно только от партии, что автоматически подразумевает помощь однопартийцев при сборе подписей на местах. При том что на саму процедуру в данном случае было отпущено шесть недель.

Скандал разгорелся после того, как этот муниципальный фильтр не смог преодолеть избранный в 2013 году главой Екатеринбурга Евгений Ройзман. В СМИ утверждалось, что им было собрано 45 подписей, хотя одна из помощниц Евгения Ройзмана выложила в социальной сети Facebook фотографию только с 25 письмами поддержки от депутатов, что практически доказывает ранее звучавшие утверждения того, что он даже и не пытался пройти муниципальный фильтр.

Читайте также: Выборы свердловского губернатора без Ройзмана: кто виноват?

Тем не менее, сам Евгений Ройзман ещё до публикации этих 25 писем поддержки депутатов назвал муниципальный фильтр «непроходимым», что дало его сторонникам основание рассуждать о полной отмене этой процедуры. В ход шли такие аргументы о том, что избранный «большинством екатеринбуржцев» глава миллионного города уже прошёл «фильтр» или что такая процедура отбора недемократична, то есть нарушает права избирателей.

Но давайте для начала вспомним про выборы мэра Екатеринбурга 2013 года. Обычно оппозиция любит пенять победителям выборов о том, что за них проголосовало всего лишь большинство пришедших на выборы граждан обладающих избирательным правом, напоминая при этом о явке. И такие указания, на мой взгляд, совершенно справедливы. Потому сторонникам Евгения Ройзмана спешу напомнить, что на выборах 8 сентября 2013 года за него проголосовало чуть больше 120 тысяч горожан и это всего лишь чуть более 10% из числа тех, кто обладает правом избирательного голоса в полуторамиллионном Екатеринбурге. То есть если это и можно назвать «фильтром», то с очень условной натяжкой, притом что речь теперь идёт о выборах губернатора Свердловской области, в которой избирательным правом обладают более трёх миллионов жителей.

Теперь попробуем представить, что муниципального фильтра вообще не существует. Учитывая то, что в Свердловской области по данным регионального Минюста своих кандидатов могли выдвигать 71 партия, то справедливо предположить, что в пределе и избирательный бюллетень мог бы содержать 71 фамилию. При этом можно предположить, что в нём могли появиться несколько кандидатов, например с именем Евгений Ройзман. По крайней мере, в 90-е годы прошлого века в России такие нечистоплотные технологии широко использовались для отъёма голосов у соперников, причём, как правило, они носили взаимный характер.

Читайте также: На выборы губернатора Свердловской области может заявиться 71 партия

И если одним из недостатков муниципального фильтра считать возможность злоупотреблений, связанных с подписями депутатов, то отсутствие всякого фильтра может привести к тотальным злоупотреблениям, а путь на выборы будет открыт, в том числе и для тех, кто вознамерится использовать данную возможность в своих корыстных целях.

Таким образом, можно смело предположить, что при открытых выборах на высокие должности какие-то ограничения для претендентов всё-таки должны существовать. Стоит напомнить, что в России существуют различные ограничения и для назначаемых чиновников. И они касаются не только сферы их компетенции, то есть обладания соответствующим образованием и знаниями законов Российской Федерации. Так ряд государственных служащих не должны иметь недвижимость и денежные средства, размещённые за рубежом. Определённые должности закрыты для тех, кто имеет судимость или судимых родственников. Также чиновникам по закону, и на мой взгляд совершенно справедливо, запрещено заниматься коммерческой деятельностью. Все эти ограничения куда более суровые, чем муниципальный фильтр на выборах. И что-то я не припомню, чтобы кто-то из оппозиционно настроенных политиков возмущался подобными ограничительными законами, принятыми в последние годы.

Конечно, можно предположить, что при выборах губернатора муниципальный фильтр не является идеальной опцией и требует корректировки в сторону смягчения или вовсе замены на иной способ отсеивания кандидатов. Тем не менее, он понятен как технология и обоснован с точки зрения существующих политических реалий.

В любом случае, все стенания оппозиционеров, которым как тому танцору мешает муниципальный фильтр, выглядят наигранными. Ведь ещё совсем недавно должность губернатора Свердловской области вовсе была назначаемая. А постоянное недовольство ряда оппозиционных кандидатов, демонстрируемое практически по поводу любых выборов и выборных правил в России, показывает только беспомощность таких кандидатов и их неспособность играть по установленным правилам.

Читайте ранее в этом сюжете: «Не набрать. И всё»: Муниципальный фильтр не пустил Ройзмана на выборы

Подробности на ИА REGNUM: https://regnum.ru/news/polit/2307455.html
    

Tags: Ростов-на-Дону, выборы., культура, либерализм, образование, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments