raasta (raasta) wrote,
raasta
raasta

Заслуги Колчака: очередной пузырь в мутном потоке лжи - 3

Оригинал взят у barsukov в Заслуги Колчака: очередной пузырь в мутном потоке лжи - 3
Общий контекст полярных исследований времен Колчака и его современников.
Период, который условно можно ограничить 1890—1917 годами, вошел в историю отечественных полярных исследований как время активного освоения Северного морского пути и изучения Арктики в целом.

В это время стало очевидно, что исследование Арктики становится важной государственной задачей. Поэтому полярные исследования в это время получают всестороннюю государственную поддержку, проводятся на основе научного планирования.
В этот период выдвинулась целая плеяда полярных мореплавателей, ученых, организаторов науки, среди которых можно назвать:
— деятелей и руководителей Первого этапа Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана — А. И. Вилькицкого, Н. В. Морозова, А. И. Варнека и др.;
— участников Русской полярной экспедиции Академии Наук — Э. В. Толля, Н. Н. Коломейцева, А. А. Бяльницкого-Бирули, К. А. Воллосовича, Ф. А. Матисена и др.
— участников экспедиции Академии Наук на арх. Шпицберген (1899—1901) — Ф. Н. Чернышева, Д. Д. Сергиевского, В. В. Ахматова, А. А. Бяльницкого-Бирули, О. А. Баклунда, А. А. Бунге и др.;
— участников Гидрографической экспедиции СЛО (1910 — 1915) — И. С. Сергеева, А. И. Вилькицкого, Б. В. Давыдова, К. К. Неупокоева, П. А. Новопашенного, Ф. А. Матисена, Н. И. Евгенова, Л. М. Старокадомского и многих других;
— участников спасательных экспедиций (1914—1915) по поискам пропавших экспедиций Г. Л. Брусилова, Г. Я. Седова, В. А. Русанова — И. И. Ислямова, Я. И. Нагурского и др.;
— участников экспедиции по исследованию чукотского побережья (1909) — И. П. Толмачева, К. А. Воллосовича и др.
Также следует упомянуть таких полярных исследователей, как Л. Л. Брейтфус, В. А. Русанов и многих других.
В этот же период было завершено строительство первого арктического ледокола «Ермак» (1899) и состоялись его первые экспериментальные рейсы в Арктику под командованием капитана М.П. Васильева и адмирала С.О. Макарова (1899—1901), развивалось мореплавание на краевых участках Северного морского пути, (например, экспедиция Л.Ф. Добротворского с запада к устью Енисея (1893), рейс парохода «Колыма» под командованием капитана П. Г. Миловзорова с востока к устью Колымы (1911)).
Среди участников полярных экспедиций этого времени были такие получившие впоследствии широкую известность полярные исследователи, как Р.Л. Самойлович, В.Ю. Визе, Н.И. Евгенов и др.
Приведенный список событий и имен далеко не полный, он может быть дополнен десятками событий и имен. Заслуги многих упомянутых исторических личностей были отмечены наградами Российской Империи, а их имена увековечены в названиях географических объектов Арктики. Этими людьми были написаны сотни трудов в разных областях полярной науки, составлены карты арктических территорий, лоции северных морей, т. е. создана научная база для того прорыва в освоении Арктики, который произошел в 1930-е годы. В настоящее время эти имена по большей части знакомы лишь узкому кругу полярных историков и совершенно не интересны для публицистов и беллетристов; между тем именно эти имена достойны первоочередного увековечивания.
Одним из деятелей освоения Арктики этого периода является и А. В. Колчак. Его имя включено в списки участников названных Русской полярной экспедиции (закончившейся поисками Э.В. Толля), и Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана. Однако характеризовать Колчака как выдающегося полярного исследователя на фоне перечисленных исторических личностей не может быть корректным по отношению к этим, действительно выдающимся, историческим личностям - офицерам флота, ученым и исследователям.
Многие из упомянутых ученых и полярных исследователей внесли не меньший, а, безусловно, значительно более весомый вклад в исследование Арктики и освоение Северного Морского Пути. Таким образом, искусственное выделение А.В. Колчака как выдающегося деятеля этого периода может быть связано с причинами, к исследовательской деятельности А.В.Колчака имеющей весьма посредственное (косвенное) отношение.
Наиболее выдающиеся «заслуги» Колчак приобрел в период, когда он (Колчак) был так называемым Верховным Правителем России (1918-1920 г.г.). Однако именно этот период повлек «неоднозначную трактовку личности А.В.Колчака» и послужил основанием для осуждения Колчака: власть Колчака оказалась самопровозглашенной диктатурой, сопровождаемой массовыми репрессиями среди мирных граждан, что подтверждается как его (Колчака) собственными показаниями, так и вступившими в силу судебными актами, в том числе актами современных судов.

Лаконично и достаточно точно охарактеризовал Колчака фактический руководитель следственной комиссии (единственный в этой комиссии большевик) К.А.Попов. Отмечая у Колчака "полное достоинство военно-пленного командира" (выгодно отличавшее Колчака от других членов колчаковского правительства, трусливо вымаливавших себе прощение), К.А.Попов делает вывод о политическом ничтожестве как Колчака, так и министров его правительства:
"Все они (Колчак и члены его правительства - прим.), как на подбор, были совершеннейшими политическими ничтожествами. Ничтожеством в политическом отношении был и их глава – Колчак. Его показания обнаруживают и это с достаточною ясностью. Он – политически безличная фигура. Он – простая игрушка в руках держав Антанты. У него, с его голой идеей военной диктатуры и скрытой мыслью восстановления монархии, нет никакой политики, кроме той, которая диктуется ему противоречивыми влияниями и этих держав, и окружающих его групп и группочек военщины и торгово-промышленных кругов, с их сомнительного качества политическими руководителями. В этих противоречивых влияниях он безнадежно путается и запутывается тем больше, чем сильнее становится напор наступающей Красной армии, пока, наконец, не предается своими же вчерашними союзниками – чехо-словаками, конечно, с ведома тех же держав Антанты, поставивших его во главе контр-революции". (цитата из предисловия К.А.Попова к изданию стенограмм допросов Колчака 1925 г.).
Итог: Каждый, кто комплиментарен к личности Колчака, на деле оказывается тупым воспевателем идеологии ничтожной и пустой. отягощенной идеей фашистской диктатуры.
Прославление Колчака - навязывание народу концепции господства немногочисленной группы людей как бы избранных над подавляющим большинством остальных граждан России.
Превозносители Колчака - жалкие врунишки, совершающие грех неправды и несправедливости, открыто презирающие собственный народ.
С чем я всех прошлых, нынешних и будущих колчаковских воспевателей и поздравляю.

Назад, к первой части

Tags: Ростов-на-Дону, история, культура, образование, общество., память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments