raasta (raasta) wrote,
raasta
raasta

История РПЦ 2. Февральская революция

Оригинал взят у teterevv в История РПЦ 2. Февральская революция

Власть рушится, страна катиться в бездну. Пришедшие к власти либералы откровенно гробят Церковь. Какие были варианты поведения у патриотов и преданных чад Матери Церкви? Дать всему рухнуть окончательно? Политики так и сделали, последствия мы знаем. А вот благодаря тому, что митрополит Сергий сохранил действующий институт управления Церковью, сохранилась и сама Церковь.

Мы остановились на том, что Русская Церковь и монархия еще задолго до 1917 года перестали находиться в симфонизме, о котором так любят говорить воздыхатели «России, которую, мы потеряли». Кстати, появились очень интересные трактовки состояния самой России накануне Февраля. И в упоминаемом вчера выступлении Патриарх Кирилла, и в интервью епископа Тихона (Шевкунова) у Соловьева 9 июля звучит мысль, что Россия была на взлета. Мол, все кипело и стремительно росло.

Хочется спросить - на основании чего делаются такие заявления? Россия была в долгах как в шелках. По темпам роста она была далеко не на первом месте, а чего рост был, так это темпов отставания от ведущих экономических держав. И наше «почетное» 5 место по ВВП находилось с таком огромном отрыве от впередиидущих стран, что рассказы о якобы имевшем место преуспевании России в начале ХХ века из той же оперы что и сказки о имевшем место симфонизме церкви и власти.

Я прошу понять меня правильно. Если бы этот симфонизм присутствовал в истории, я в первых рядах о нем говорил, защищал и воспевал. Я с большой надеждой смотрю на все страны, где религиозный фактор не сведет к чисто декоративному или периферийному состоянию. Мне очень многое нравится в Иране. Но там, условно говоря, брахманы опекают кшатриев, а не наоборот, как это было у нас.

Идем далее по страницам истории России и Русской Церкви в ХХ веке. Не могу не привести зарисовку из уже упомянутых воспоминания великого князя Александра Михайловича о состоянии общества накануне Первой мировой войны:

«Тот иностранец, который посетил бы С.-Петербург в 1914 году, перед самоубийством Европы, почувствовал бы непреодолимое желание остаться навсегда в блестящей столице российских императоров…

Никто не мог бы ошибиться относительно национальности этого города, который выписывал шампанское из-за границы не ящиками, а целыми магазинами…

Бывшие владельцы промышленных предприятий перебрались в столицу, чтобы пользоваться вновь приобретенными благами жизни и свободой. Хозяина предприятия, который знал каждого рабочего по имени, заменил дельный специалист, присланный из Петербурга. Патриархальная Русь, устоявшая перед атаками революционеров 1905 года, благодаря деятельности мелких предпринимателей, отступила перед системой, заимствованной заграницей и не подходившей русскому укладу.

Во время переписи населения Петербурга, устроенной в 1913 года, около 40 000 жителей обоего пола были зарегистрированы в качестве биржевых маклеров. Адвокаты, врачи, педагоги, журналисты и инженеры были недовольны своими профессиями. Казалось позором трудиться, чтобы зарабатывать копейки, когда открывалась возможность зарабатывать десятки тысяч рублей посредством покупки акций…

Отцы церкви подписывались на акции, и обитые бархатом кареты архиепископов виднелись возле бирж.

…министр финансов имел полное основание считать, что его пост лишь переходная ступень к креслу председателя какого-нибудь частного банка…». И так далее. Очень показательно и для того времени о котором мы говорим. Да и для наших дней не утратило актуальности. Не правда ли?

В это время, Русская Церковь уже не надеется на созыв Поместного собора и освобождение из-под власти элиты, состояние которой мало чем отличается от только что описанного двоюродным братом последнего императора России. Монархия идет к катастрофе и вместе с ней Россия и Церковь.

И вот катастрофа разразилась. Элита разделилась и под натиском либералов монархия рухнула. В воздухе повисли множество вопросов. Среди них были два важнейших: для самой России - об ее государственном устройстве; для Русской Церкви - о ее статусе в новом государственном укладе. Ведь напомню, Русская Церковь была по существу одним из «министерств» монархической России. Кто же будет без монарха руководить этим институтом? Читаем:
«Церковь в данной ситуации оказывается связанной с существующими законами. Получалась ситуация совершенно абсурдная. Церковь оставлялась на полный произвол судьбы, не изменены были даже Основные законы Российской империи, которые определяли очень уязвимо положение Церкви в системе государственного правления. Церковь в этот момент столкнулась с очень сложной ситуацией, с ситуацией безвыходной».

Монарх, своим отречением погружая Россию в ситуацию полнейшего политического кризиса и являясь при этом главой Русской Церкви, о ней даже не вспоминает. Ни слова, ни полслова в Акте об отречении. Синод реагирует на это зеркально:

«Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на ее новом пути…». Обращение Святейшего Синода ко всем чадам Русской Православной Церкви от 9 марта 1917 года.

Вот читаешь, и возникает сильнейшее недоумение: откуда столько желания сегодня представлять рухнувшую тогда монархию, как единственно благословенное Богом государственное устройство для России сегодня? Или слова Синода - Свершилась воля Божия - ничего уже не значат?

Итак, по факту и благодаря «заботе» последнего императора главой Церкви стало Временной правительство. Можно услышать упреки в том, что Синод не предал анафеме пришедших к власти либералов и не встал на защиту монархии. Но позвольте! Как можно защищать ее, когда она разрушала сама и себя и подмятую под себя церковь? Как можно вообще что-то делать, когда в результате «удушающих объятий» монархии Церковь была лишена какой-либо институциональной возможности чему-либо сопротивляться?

Надо было срочно проводить радикальную реформу системы управления Церковью, чтобы вывести ее из-под опеки разрушителей Российской империи. А либералы-«февралисты» своего отношения к повешенному на их шею институту Церкви не скрывали. Это сейчас их идеологические потомки рисуют «февралистов» и вышедших из них белогвардейцев этакими радетелями за Веру и Отечество. Насчет Отечества я тут говорить ничего не стану. Вопрос более чем спорный. А вот насчет Церкви - все предельно ясно.

20 марта 1917 года появилось постановление Временного правительства об отмене вероисповедных и национальных ограничений. По существу началось отделение Церкви от государства. Не при большевиках, а еще в апреле 1917 года!

А перед этим 14 апреля был распущен Синод. Формальный глава Церкви по существу стал ее ослаблять. Очень напоминает действия прорабов перестройки по отношению к своей партии. Не так ли?

«Начались массовые увольнения архиереев то под предлогом их, чаще всего надуманных, связей с Распутиным, то по обвинению в поддержке старого режима. Провозгласив всевозможные политические и гражданские свободы, правительство ужесточило давление на Церковь. Многовековое единение Церкви и государства рушилось. Но Временное правительство пыталось сохранить за собой право контроля над внутренней жизнью Церкви. В глазах православных зависимость Церкви от Временного правительства, лишенного всякой сакральности, приобретала противоестественный характер…
Между тем, огульно обвиняя епископат в реакционности и опираясь на поддержку либеральных общественных кругов, а также обновленчески настроенной группыпетроградского духовенства, обер-прокурор уже в апреле 1917 года начал настоящую вой­ну с иерархией. Без согласия Синода он распорядился передать"Церковный вестник» из ведения Синода Петербургской Духовной Академии, а редактором журнала назначил известного своим ли­берализмом профессора Б.Титлинова. С этих пор «Вестник» стал рупором обновленческого движения; в нем печатались статьи с клеветой на прошлое Церкви, с грубыми нападками на ееиерархический строй, с развязными обвинениями архиереев в монархизме».
Просто один в один!

И тут наступает очень важный для нас момент. Мы уже столкнулись с будущим Патриархом Сергием среди либеральных иерархов, наставивших на необходимости преобразования в церкви во время первой русской революции 1905 года. Мы видим неоспоримую правоту, как их прогнозов, так и актуальности предложенных ими путей выхода из угрожающей Церкви ситуации. Теперь надо снова возвращаться к их предложениям, но уже в условиях развала стран.

И снова мы видим митрополитам Сергия одним из тех, кто озаботился спасением Русской Церкви. После разгона Временным правительством старого Синода, большинство архиереев отказалось входить в новый состав. Но митрополит Сергий согласился и вошел в него. За что его подвергали критике. Митрополит Сергий, несмотря на критику, пошел дальше. Он этот Синод возглавил.

Власть рушится, страна катиться в бездну. Пришедшие к власти либералы откровенно гробят Церковь, которая находится в полной законодательной зависимости от них. Какие были варианты поведения у патриотов и преданных чад Матери Церкви? Дать всему рухнуть окончательно? Политики так и сделали, последствия мы знаем. А вот благодаря тому, что митрополит Сергий сохранил действующий институт управления Церковью, сохранилась и сама Церковь.

Отметим это второй раз проявленное стремление будущего Патриарха спасти Церковь, благодаря которому и стал возможен спасительный для нее Собор 1917-1918 гг. О нем мы поговорим в следующий раз.


Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники


Tags: Ростов-на-Дону, вера, история, культура, образование, память.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments