raasta (raasta) wrote,
raasta
raasta

Отречение Николая II - рассказывает Василий Шульгин (фильм)

Оригинал взят у bin_rada в Отречение Николая II - рассказывает Василий Шульгин (фильм)

Василий Витальевич Шульгин (01(13).01.1878 – 15.02.1976) – потомственный дворянин Волынской губернии, политический и общественный деятель, публицист. Депутат второй, третьей и четвёртой Государственных дум Российской империи (институт Государственной думы Российской империи существовал с 1905 (царский «Манифест 17 октября»)/1906 (созыв первой Думы) до 1917 г.).

Шульгин, будучи монархистом, сознательно выбрал для себя роль того, кто отправится к царю 2 (15) марта 1917 года с целью склонить его к отречению от престола. Он присутствовал при подписании Николаем II манифеста об отречении от трона, поскольку, как и многие представители высших слоёв общества, считал выходом из ситуации конституционную монархию во главе с Алексеем Николаевичем (при регентстве дяди — брата царя великого князя Михаила Александровича). Таким образом Шульгин надеялся спасти монархию.

Спасение не удалось, власть перешла к Временному правительству, которое не сумело её удержать. Большевики взяли власть в свои руки прежде, чем дезинтеграционные процессы в стране стали необратимыми.

Те, кто «выронил» власть, не могли смириться с её потерей, организовали сопротивление большевикам, подкрепив свои силы помощью коллективного Запада – немцев, англичан, американцев, японцев, французов, поляков… Одним из идеологов и организаторов «белого движения» стал Василий Шульгин.

Чем закончилось «белое движение» все знают. Для Василия Шульгина этот период закончился так: потеряв в гражданской войне братьев, двух сыновей, оставив в большевистской Одессе жену, Шульгин после двухмесячного заключения в Румынии (его и его спутников проверяли, не являются ли они большевистскими агентами) выехал в Константинополь. К этому времени белые уже покинули Крым.

Поменяв за несколько лет немало стран, осел наконец в Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев. С момента образования РОВС Шульгин стал активным его участником.

Кроме политики, Шульгин занимался вопросами сохранения и развития русской культуры в Зарубежье, его волновала возможная утрата русской эмиграцией своей национальной идентичности, возможность национального «растворения» в принявших эмигрантов странах. В 1924 году в Королевстве Сербов Хорватов и Словенцев было образовано культурно-просветительское общество «Русская матица», отделения которого предполагалось образовать «везде, где живут русские».

Отношение к большевикам у Шульгина постепенно менялось, потому что он увидел в результатах их действий возрождение русской империи, русской армии, русского языка. При этом монархист считал, что большевизм эволюционирует в сторону «белых идей» – диктатура, отказ от парламентаризма, единоначалие во главе с большевистским «вождём», большевистская элита «над народом» – такое устройство общественной жизни Шульгин признавал «нормальным» для общества.

Историк М. С. Агурский в своей работе «Идеология национал-большевизма» пришел к выводу, что Шульгин первым обратил внимание на то, что большевики, причем только на бессознательном уровне, стали на национальные позиции, используя идеи «Интернационала» как орудие русской национальной политики.

С интересом и симпатией Шульгин присматривался к итальянскому фашизму. Шульгин увидел в нём подходящий механизм для управления современным обществом. Особенно импонировали Шульгину такие элементы фашизма, как дисциплина и национализм.

В глазах Шульгина между фашизмом и коммунизмом не было существенных отличий: «столыпинизм,  муссолинизм и ленинизм… являются системами „минористическими“, то есть, основанными на власти меньшинства над большинством».

По мнению историка Бабкова, Шульгин на какой-то период времени стал идеологом русского фашизма. В 1927 году Шульгин участвовал в работе Евразийского союза и «Школы фашизма» при Союзе монархистов и уже уверенно утверждал: «Я — русский фашист». Лейтмотивом пропаганды фашизма Шульгиным стало следующее: чтобы победить «красных», «белые» должны многому у них научиться и перенять их тактику. В качестве примера создания движения, способного победить большевиков, он указывал на организацию итальянских фашистов.

Но уже тогда Шульгин видел таящуюся внутри самого фашизма опасность того, что фашисты разных стран будут добиваться усиления своей собственной нации за счет других наций. В этой связи он писал: «Фашисты всех стран… не способны подняться выше узкопонимаемых ими интересов своего государства. …фашизм …имеет в себе самом нечто, что грозит страшной опасностью всему этому движению. Другими словами, фашизм склонен к само-уничтожению во взаимной борьбе». Разрабатывая в 1925 году программу для русской фашистской партии, он предлагал: «Не утверждай вслед за немцами, …что „родина превыше всего“. Родина выше всех остальных понятий человека, но выше родины — Бог. И когда ты захочешь „во имя родины“ напасть беспричинно на соседний народ, вспомни, что перед лицом Бога это грех, и отступи во имя Бога от своего намерения.… Люби свою родину, „как самого себя“, но не делай ее богом, …не становись идолопоклонником».

По заданию РОВС зимой 1925—1926 годов Шульгин по фальшивому паспорту во второй раз тайно посетил Советский Союз для налаживания связей с подпольной антисоветской организацией «Трест», и в попытке найти пропавшего сына. За это время побывал в Киеве, Москве и Ленинграде, и под впечатлением от увиденного решил, что большевизм вот-вот рухнет (тогда в стране процветала Новая Экономическая Политика – НЭП).

После тайного посещения СССР Шульгин написал книгу «Три столицы», в которой показал Советский Союз периода расцвета НЭПа, при этом даже не особенно исказил картину. В ней он сделал вывод о том, что НЭП уничтожит большевизм, если будет развиваться «в надлежащем направлении».

Для исключения возможности «провала» антисоветского подполья было решено рукопись книги отправить в СССР для «корректуры», после чего напечатать ее на Западе. Так и было сделано, рукопись побывала в Москве и вернулась без особых изменений (были удалены только фрагменты, описывающие техническую организацию перехода границы, не были тронуты даже очень резкие замечания о Ленине). Шульгин не знал, что «цензором» его книги было ГПУ и что написанная им книга должна была, по замыслу чекистов, стать пропагандой идеи ожидания перерождения Советской России и в итоге снизить активность белой эмиграции. Книга вышла в январе 1927 года и внесла сумятицу в ряды русской эмиграции.

Но тут произошло событие, перечеркнувшее планы чекистов. В апреле 1927 года из СССР бежал один из руководителей «Треста» Э. О. Опперпут-Стауниц, тут же давший показания об этой чекистской провокации. Благодаря разоблачительной кампании, начатой в мае 1927 года по его показаниям, эмигрантским кругам открылось, что вся организация «Трест» была на самом деле провокацией советских спецслужб; что приезд Шульгина, все его перемещения по СССР и встречи проходили под контролем ОГПУ и все, с кем он встречался, были сотрудниками спецслужб.

В результате доверие к Шульгину в эмигрантских кругах было подорвано и Василий Витальевич вынужденно оставил политическую деятельность.

После того, как власть в Германии перешла к фашистам, Шульгин и многие другие белоэмигранты стали надеяться на то, что фашисты освободят Россию от большевиков и отдадут её «истинным владельцам» за небольшие пограничные территории в качестве вознаграждения, которые им были бы предоставлены для немецкой колонизации. Однако начало Второй мировой войны Шульгина и некоторых других эмигрантов отрезвило. Шульгин отказался идти на контакт с фашистами, так как увидел в них угрозу национальным интересам России.

В 1944 году советские войска заняли Югославию. В декабре 1944 года Шульгин был задержан, вывезен через Венгрию в Москву, где 31 января 1945 года был оформлен его арест как «активного члена белогвардейской организации „Русский Общевоинский Союз“» и после следствия по его делу, проходившего более двух лет, приговорён по статьям 58-4, 58-6 часть 1, 58-8 и 58-11 УК РСФСР постановлением особого совещания при МГБ от 12 июля 1947 года к 25 годам заключения за «антисоветскую деятельность». На вопрос, заданный перед вынесением приговора, признаёт ли он себя виновным, Шульгин ответил: «На каждой странице моя подпись, значит, я как бы подтверждаю свои дела. Но вина ли это, или это надо назвать другим словом — это предоставьте судить моей совести».

После двенадцати лет в тюрьме Шульгин был освобожден в 1956 году по амнистии. Весь срок заключения Шульгин упорно работал над мемуарами. К сожалению, мемуары были уничтожены тюремной администрацией. После освобождения Шульгина препроводили в инвалидный дом города Гороховец, но вскоре, после воссоединения в женой, перевели во Владимир, где условия были лучше. Там ему разрешили вернуться к литературному труду и первая написанная после освобождения книга была «Опыт Ленина» (первое издание – 1997 год). Написанием этой книги Шульгин пытался проанализировать произошедшие с Россией перемены и заставить власти прислушаться к его предупреждениям.




В 1960 году Шульгиным выделили однокомнатную квартиру во Владимире, где они жили под постоянным надзором КГБ. Ему позволяли писать книги и статьи, принимать гостей, путешествовать по СССР и даже иногда наведываться в Москву. К Шульгину началось настоящее паломничество: приезжали многие безвестные и знаменитые посетители, желавшие пообщаться с человеком, который был свидетелем поворотных событий в истории России.

В 1961 году стотысячным тиражом вышла написанная Шульгиным книга «Письма к русским эмигрантам». В книге утверждалось: то, что делают советские коммунисты во второй половине XX века, не только полезно, но и совершенно необходимо для русского народа и спасительно для всего человечества. В книге упоминался стандартный идеологический набор того времени: о ведущей роли КПСС, о Н. С. Хрущёве, личность которого «постепенно захватила» Шульгина. Впоследствии Шульгин с досадой так отзывался об этой книге: «Меня обманули», но от основной мысли книги — что новая война, если она начнется, станет концом существования русского народа — он не отрёкся до самой смерти.

В 1961 году в числе гостей Шульгин присутствовал на XXII съезде КПСС. В 1965 году Шульгин выступил в роли главного героя советского документального фильма «Перед судом истории» (режиссер Фридрих Эрмлер, работа над фильмом шла с 1962 по 1965 год), в котором он делился своими воспоминаниями с «советским историком» (настоящего историка найти не удалось, и роль была поручена актеру и сотруднику спецслужб Сергею Свистунову).

Советского гражданства Шульгин так и не принял. Живя за границей, он также не принимал иностранного гражданства, оставаясь подданным Российской империи, себя в шутку называл апатридом.

Умер Василий Витальевич Шульгин во Владимире 15 февраля 1976 года на девяносто девятом году жизни от приступа стенокардии. До конца жизни сохранял ясный ум и хорошую память.

Собственно, все сведения о Василии Витальевиче Шульгине я привела только затем, чтобы яснее было содержание того самого советского фильма «Перед судом истории», в котором Шульгин рассказывает в том числе и об отречении Николая II.  Именно в эти мартовские дни отречение царя обсуждается особенно активно. Ведь оно состоялось ровно 100 лет назад. Желаю всем приятного – и полезного – просмотра. Фильм не очень известен широкой общественности.


____________
Подробности отречения Николая II читайте здесь.

Tags: Ростов-на-Дону, история, культура, образование, общество., память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments